Существует ли психологический вампиризм?

Да, психологический вампиризм существует. Но что он из себя представляет и чем питается? С энергетическим все понятно, он якобы питается энергией, энергетикой. А вот чем питается психологический? Не психологией же...

Психологический вампиризм питается чужими проблемами, чужими ошибками и чужими недостатками. Если вы помните, в басне Крылова – в чужом глазу он соломинку видит, а в своем – бревна не замечает. Только он не видит бревна в своем НЕ ПОТОМУ, что в других соломинки видит, а видит их ДЛЯ ТОГО, чтобы не замечать своего собственного бревна. Чувствуете разницу?

На самом деле люди, которых мы могли бы назвать психологическими вампирами, прячут под масками своих придирок, оскорблений, критики, упреков, злобы, гадости и другого, – они прячут под масками всего этого глубокое недовольство собой, неудовлетворенность жизнью, свои слабости, свое все то, что они в себе не любят или ненавидят. Самые извращенные садисты, испытывающие потребность мучить, – люди, безнадежно слабые и трусливые. Вы помните Промокашку в фильме «Место встречи изменить нельзя»?! И когда они попадаются, когда они натыкаются на тех, кто сильнее их – тогда и вылезает их истинная сущность. Но до тех пор, пока они не чувствуют силы, пока уверены в своем превосходстве – они будут лезть из кожи, ломить напролом, извиваться ужом, чтобы снова и снова уколоть и задеть.

Зачем им все это нужно? О, да, это потребность! Это наркотик, без которого они не смогут жить. Ибо пока они проклинают, унижают и обижают все на свете, с помощью силы или с помощью слов, – они чувствуют себя могучими и великими, они компенсирует в себе все то мелкое и жалкое, что их самих гнетет и унижает. Унижая и обижая других, они постоянно реабилитируются в своих глазах. Чем больше они сделают, тем больше степень удовлетворения. Чем лучше им удалось, тем острее их самодовольство, тем легче им примириться со своими собственными недостатками, со своей слабостью, страхами и пороками. Чем выше ненависть к другим, тем меньше ненависти к самому себе.

Такие люди очень злопамятны, ибо каждый отпор, который им дан, они бессознательно воспринимают как угрозу их целостности. Их агрессия и злопамятность – это хорошо замаскированный ужас перед разрушением, перед крахом личности, который может произойти. Но не пойдите на поводу их напора: и если однажды вы увидите, как таких людей кто-то поставит на место, то они видоизменяются до неузнаваемости.

Я также хотел бы подчеркнуть тот факт, что подобные трансформации всегда имеют временный характер, и если вдруг, получив отпор, психологический вампир превратился в само обаяние и смиренность, – не обольщайтесь. Он не успокоится. Он всего лишь затаился на время, чтобы собраться с силами и справиться с той волной безумного страха и опустошения, которая на него накатывает.

Психологический вампиризм в какой-то мере свойственен всем людям, без исключения, – всегда очень удобно самоутверждаться за счет других. Люди пристально выискивают друг у друга недостатки, изъяны, ошибки, промахи, – и указывают на них. Как правило, это в пределах нормы. А в пределах нормы – это не преследовать это, как цель. Заметил – сказал, но не стремился заметить, не искал повода. Но иногда это приобретает патологический характер, и тогда человек не может без этого жить. Тогда он ищет нужные ему обстоятельства и людей целенаправленно. Это и есть его жизненный стержень. Отнимите его – и человек развалится. Ибо в своей основе, в своей сути, – он слаб, жалок и труслив. И в его душе зреет ненависть к самому себе, которую он не смог победить, и за это возненавидел весь окружающий мир.

Другие статьи на эту тему